НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО
НАУЧНАЯ АССОЦИАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ

Культура культуры

Научное рецензируемое периодическое электронное издание
Выходит с 2014 г.

РУС ENG

 

Гипотезы:

ИНТЕРПРЕТИРОВАНИЕ КУЛЬТУРЫ

А.Я. Флиер. Развитие типологии культуры

 

Дискуссии:

В ПОИСКЕ СМЫСЛА ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ (рубрика А.Я. Флиера)

А.Я. Флиер. Свобода как компромисс  между коллективной и индивидуальной культурами

А.Я. Флиер. Культурные нормы и культурные образы: историческая динамика

Н.А. Хренов. Судьба «русской идеи» в ХХ веке: А.И. Солженицын (начало)

В.М. Розин. Изучение и особенности социальности Древнего мира. Статья вторая. Поворот в сознании человека как одно из условий перехода к античной культуре

 

Аналитика:

ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОСТИ (рубрика Е.Н. Шапинской)

Е.Н. Шапинская. Художественное образование в США: история и современность, достижения и проблемы. Беседа Екатерины Шапинской с культурологом Еленой Полюдовой

М.И. Козьякова. Современность и парадигмы Г.Г. Дадамяна

ФОРМЫ КУЛЬТУРЫ

Н.А. Хренов. Смех и культура: от ментальности к жанру (окончание)

В.М. Розин. Методологическая программа социокультурного изучения социальности

В.И. Грачев. Коммуникативно-аксиогенная парадигма экологии культуры

 

Информация:

РЕЦЕНЗИИ, СООБЩЕНИЯ, МАТЕРИАЛЫ

Е.Н. Шапинская.  Музыкальный текст в пространстве культуры. Заметки культуролога о книге А. Денисова «Метаморфозы музыкального текста»

НОВЫЕ КНИГИ

О.А. Жукова. Философия русской культуры. Метафизическая перспектива человека и истории

Е.Н. Шапинская. Лики любви в дискурсах и нарративах


Анонс следующего номера

 

 

А.Я. Флиер

Развитие типологии культуры

Аннотация. Статья разворачивает еще одну возможную типологию культуры, выделяющую типичные области культуры, которые наиболее способствуют социальной интеграции всякого локального сообщества, противопоставляя их нетипичным отраслям, не преследующим такой цели. В статье рассматривается также проблема социального выравнивания культуры и основные каналы, по которым осуществляется трансляция главных культурных понятий и смыслов, способствующих социальной интеграции сообщества.

Ключевые слова. Культура, язык, обычаи, социальные ритуалы, религиозные ритуалы, образ жизни, верования, идеология, ценностная картина мира, искусство, философия.
 

Любая культурная типология представляет собой условность, создаваемую учеными для удобства описания и исследования культуры. Сама же реальная культура (локальная культурная система) представляет собой информационное поле, некую информационную непрерывность, растекающуюся между людьми и связывающую их, подобно цементному раствору, в ту или иную социальную целостность. Конечно, конкретные культурные феномены обладают определенными специфическими чертами, по которым и осуществляется их типологизация. Но большинство этих черт амбивалентно и ситуативно воздействует то на этническую консолидацию, то на сословную, то на религиозную. Поэтому в разных типологиях эти параметры относятся то к этническим, то к конфессиональным, то к иным типам.

Вместе с тем, все культурные феномены, так или иначе (непосредственно или опосредованно), работают на социальную интеграцию своего сообщества и одновременно на его размежевание с иными сообществами. Причины этой двойственной функции культуры, работающей одновременно и на интеграцию, и дифференциацию, связаны с разделением человечества на разные народы, истоки которого являются одной из сложнейших и до сих пор нерешенных аналитических проблем в общественных науках и сейчас рассматриваться не будут.

Культуру обычно группируют в отрасли социально значимой деятельности, такие как религия, искусство, язык и т.п. Хотя я сам как ученый с большим сомнением отношусь к тому, что искусство является частью культуры, но поскольку эта включенность остается массовой точкой зрения, в данной статье я буду придерживаться этой массовой позиции.

Различные отрасли культуры в принципе можно разделить на типичные и нетипичные. Под типичными явлениями мной понимается высокая частотность использования соответствующих культурных феноменов в социальной жизни, их массовая распространенность, практическая внедренность в культуру большей части населения, а также их непосредственная целеустановка на обеспечение социальной интеграции сообщества. Нетипичные явления культуры могут быть также широко распространены, но пользование ими является прерогативой ограниченной части населения, в первую очередь специалистов соответствующего профиля и некоторой группы поклонников, а главное в том, что, хотя они тоже активно участвуют в социальной интеграции, но специально этой цели не преследуют, а выполняют ее латентно и ситуативно.

К типичным явлениям культуры относятся:

язык [1], который как явление культуры делится на:

- нормативный литературный язык (на котором написана большая часть классической национальной литературы, который преподается в школе, изучается иностранцами и т.п.),

- повседневный разговорный язык большей части населения,

- профессиональные сленги (например, у врачей, музыкантов и т.п.),

- социальные сленги (например, блатная «феня», ненормативная лексика и пр.),

- региональные диалекты;

обычаи [2] (этнические и социальные), в которых можно выделить:

- домашние бытовые обычаи,

- соседские обычаи,

- профессиональные обычаи,

- этнические обычаи,

- сословные обычаи;

социальные ритуалы [3], среди которых можно выделить:

- обыденные ритуалы (вежливость, этикет, гостеприимство и т.п.);

- праздничные ритуалы (нормы поведения на днях рождения, свадьбах и юбилеях брака, встречах Нового года, проводах в армию и пр.);

религиозные ритуалы [4], которые с культурологических позиций можно разделить на:

- храмовые ритуалы (богослужения, жертвоприношения, инициацию младенцев, отпевание покойников и пр.),

- внехрамовые ритуалы (индивидуальные молитвы, домашнее отмечание религиозных праздников, похороны, поминки и т.п.),

- религиозные ограничения в поведении и питании,

- паломничество;

образ жизни [5], в котором выделяются:

- профессиональная деятельность, влияющая на обыденное сознание человека,

- домашнее хозяйство,

- семейные отношения,

- отношения с дружеским окружением,

- предпочитаемые формы досуга (туризм, занятия спортом, увлечения, игры, вечеринки, антисоциальные формы досуга и пр.),

- информационное (СМИ) и интеллектуально-культурное потребление (литературное и художественное),

- предпочитаемые предметы материального потребления (еда, одежда, обстановка дома, средства транспорта и связи и т.п.),

- пространственная организация образа жизни (включая жилище),

- временная организация образа жизни,

- витальное и бытовое обеспечение образа жизни (медицина, прачечные, ремонт, водо- и энергоснабжение и пр.);

верования [6], которые можно поделить на:

- верования,  основанные на письменных «священных текстах»,

- верования,  основанные на устных народных преданиях;

идеологию [7], которая делится на:

- системную политико-культурную идеологию, пропагандируемую государством через СМИ, религиозные и общественные движения, в образовательных учреждениях и пр.,

- массовую политическую мифологию, являющуюся «народной интерпретацией» официальной идеологии, приправленную слухами, сплетнями, мифами и т.п.;

ценностную картину мира [8], в которой можно выделить:

- систему идеальных ценностей, предпочитаемых теоретически,

- систему утилитарных ценностей, предпочитаемых человеком в практической жизни,

- самоидентификацию индивида в этно-социальном, политическом и культурно-ценностном пространстве социальной реальности.

К нетипичным явлениям культуры, высоко специфичным, по сравнению с типичными, относятся:

искусство [9], которое с позиций культурологии можно разделить на:

- профессиональное художественное творчество, реализуемое в определенном социальном и политическом контексте,

- самодеятельное художественное творчество, фольклор, тоже подверженный большому влиянию социального контекста,

- интерпретацию искусства потребителями, в которой также можно выделить:

° толкование искусства профессиональными интерпретаторами, в той или иной мере ангажированными доминирующей идеологией или оппозиционными настроениями,

° интерпретацию искусства рядовыми потребителями, не искушенными в профессиональных рефлексиях;

философию [10], которую можно разделить на:

- богословие,

- внерелигиозную философию (включая этику и эстетику),

- околофилософскую публицистику.

Нетипичные отрасли культуры характерны тем, что обладают социальной актуальностью только для ограниченного круга людей. Например, искусство в течение своей истории было доступно преимущественно аристократии, а для народных масс оно существовало в основном как сегмент религиозной культуры, и в качестве искусства фактически не воспринималось (за исключением театра). И даже в современную эпоху высокое искусство остается актуальным лишь для высококультурной части населения, а для остальных задействована массовая культура. Тем более народная масса не владела каким-либо знанием философии. Ну а задачи обеспечения социальной интеграции никогда не стояли ни перед искусством, ни перед философией, хотя ситуативно в разных случаях они этому способствовали.

Вне нашего рассмотрения остался ряд явлений, которые также обычно относят к отраслям культуры, но которые могут быть оценены как чисто технические инструменты, обеспечивающие функционирование культуры, но не порождающие новые культурные формы. Это, во-первых, воспитание и образование, транслирующее культуру следующим поколениям (межпоколенную трансляцию не нужно путать с социальной трансляцией, которая решает совсем другие задачи: межпоколенная трансляция решает задачу исторического воспроизводства культуры, а социальная трансляция – задачу актуальной социальной интеграции). И, во-вторых, гуманитарная наука как инструмент саморефлексии культуры, познания ею самой себя. Они обслуживают имеющуюся культуру, но новую культуру не порождают (в том смысловом понимании культуры, что рассматривается в настоящей статье).

Цель построения этой типологии совершенно очевидна: выделить типичные области культуры – язык, обычаи, социальные ритуалы, религиозные ритуалы, образ жизни, верования, идеологию, ценностную картину мира, которые непосредственно способствуют социальной интеграции сообщества, что нормативной теорией культуры [11] определяется главной социальной задачей культуры в целом. И противопоставить их нетипичным областям – искусству и философии, которые, конечно, играют значимую роль в интеграции, но специально к этому не стремятся.

Но не только это. Предложенная типология позволяет понять взаимосвязь системы идеальных ценностей с повседневным образом жизни. Идеальные ценности через идеологию влияют на обычаи, социальные и религиозные ритуалы, которые в совокупности составляют наиболее существенную часть образа жизни. А нормы образа жизни через язык пополняют систему идеальных ценностей и постепенно становятся ее основой. Исследуя систему идеальных ценностей какой-либо локальной культуры, можно реконструировать основные параметры образа жизни населения, а исследуя его образ жизни, можно выстроить модель системы его идеальных ценностей. Локальная культура начинает пониматься как система взаимосвязанных сосудов. В качестве отрасли культуры мы выделяем тот или иной сосуд и сосредотачиваем на нем внимание. Но мы редко задумываемся над тем, что при этом работает вся система, где все взаимосвязано и влияет друг на друга, что приводит к определенному выравниванию культуры.

Конечно, подобное социальное выравнивание культуры относительно. В истории между культурами аристократии (интеллектуалов) и простого малограмотного народа сохранялся существенный разрыв, в большой мере связанный с аналитическими задачами, которые им приходилось решать. И даже сейчас при отсутствии социального (сословного)  неравенства культурное неравенство между людьми очень заметно. Но все же определенное выравнивание понятий и смыслов в этническом (позднее национальном) масштабе происходило. Иначе культура не обладала бы целостными атрибутивными этническими/национальными чертами.

Главными каналами, по которым происходит это понятийно-смысловое выравнивание, являются идеология и язык. Если в первобытную эпоху большого разрыва между культурой вождей и остального племени не наблюдалось [12], то в аграрную эпоху разрыв между культурами аристократии и плебса уже был очень большим. Новые смыслы рождались преимущественно в культуре аристократии и транслировались «вниз» главным образом с помощью идеологии, функции которой в ту эпоху полностью монополизировала религия. Мы хорошо знаем о том, какую общекультурную выравнивающую роль в аграрную эпоху играла религия. Так было во всем мире, пожалуй, за исключением средиземноморской Античности, которая по ряду причин вообще являлась исключением из норм мировой истории.

В индустриальную эпоху информационный тренд поменялся. Новые понятия и смыслы рождались уже в низовой среде и транслировались «наверх» с помощью языка по каналам литературы, а позднее печатных и электронных СМИ. Конечно, писателями в основном были выходцы из высокообразованных слоев (хотя бывали и исключения), но уж журналисты к аристократии отношения не имели. Так или иначе, но новые понятия и смыслы черпались в основном в массовой городской среде, попадали на страницы книг, газет и журналов и становились общекультурными. В индустриальную эпоху в общенациональном культурном выравнивании большую роль начало играть и массовое образование, внедрявшее в культуру национальные стандарты языка и общей эрудиции.

С наступлением постиндустриальной эпохи, стиранием последних следов социального неравенства и возобладанием массовой культуры трансляция новых культурных понятий и смыслов в общекультурном масштабе еще больше закрепились за СМИ, а соответственно  и за языком, на котором эти смыслы транслируются.

Вместе с тем, нужно коснуться и особой роли искусства и философии в процессе социальной трансляции культурных смыслов. В аграрную эпоху полноценный контакт с искусством и философией могли иметь только высшие сословия. Для низших сословий социальным транслятором культурных смыслов была религия, и основная масса населения видела искусство и философию преимущественно в религиозных формах и воспринимала их как часть религиозного культа.

В индустриальную эпоху новые культурные смыслы стали рождаться в народной массе, и их транслятором уже никак не могла быть религия (социальное влияние которой в ходе урбанизации и роста массовой грамотности с середины XIX в. заметно упало). И религию в качестве транслятора культурных смыслов начало вытеснять искусство (в первую очередь, художественная литература). Но это продолжалось не долго. «Торжество книги» в культуре масс продержалось примерно с середины XIX в. по середину ХХ в. Увлечение буржуазной среды классической музыкой, живописью, театром тоже было не долгим. Уже в конце XIX – начале ХХ вв. городское население Европы и Америки начало переключаться с высокой культуры на массовую художественную культуру, с литературы на кино, с симфоний на песни, с живописи на фотографию и т.п., во многих своих чертах родственных «бульварной журналистике». Массовая культура в XIX в. начиналась с оперетты, ресторанных куплетистов, увлечения «цыганщиной», в Америке родился негритянский джаз. В первой половине ХХ в. постепенно оформилась эстрадная музыка, вместе с кино определившая стилистику массовой культуры.

Основными каналами социальной трансляции культурных смыслов стали массовая культура и СМИ (все больше сближавшиеся по своим социальным чертам с массовой культурой, особенно на телевидении). Высокое искусство, как и философия, остались предметом интереса в основном гуманитарной интеллигенции («людей книги»). До какой степени уместно сегодня говорить об искусстве и философии как социальных трансляторах культурных смыслов, не ясно. Они исполняют эту функцию только по отношению к гуманитарной интеллигенции. Рассуждать об этом тем более сложно в современной ситуации перехода от книжной культуры к экранной.

Не будем забывать, что и массовая художественная культура – это тоже искусство, но с принципиально иной социальной функцией. Высокое искусство на протяжении большей части своей истории было компонентой религиозного обряда и выполняло общую с ним функцию воспитания и умственного развития верующих. Эта функция культурного воспитания и развития сохранилась за высоким искусством и в новое время. Массовое же искусство предназначено только для развлечения. А развлечение никогда не требовало большой концентрации смыслов, и массовая культура не очень сосредотачивается на них. К функции развлечения тоже нужно относиться серьезно, поскольку заполнение досуга людей сегодня является большой социальной проблемой. Но это уже иная проблема, не имеющая отношения к вопросам, обсуждаемым в этой  статье.

Таким образом, предлагаемая типология позволяет глубже понять взаимосвязанность всех отраслевых составляющих культуры, процесс ее содержательного выравнивания как компенсации социальной неравномерности общества, основные каналы и передаточные механизмы трансляции основных культурных понятий и смыслов между социальным «верхом» и «низом». Все это является важной характеристикой повседневного функционирования культуры, редко попадающим в зону внимания исследователей.
 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См.: Pinker, Steven. The Language Instinct. N.Y.: Willam Morrow and Company Inc. 1994 (Пинкер С. Язык как инстинкт. М.: Едиториал УРСС, 2004. 456 с.).
[2] См.: Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М.: Наука, 1989. 247 с.
[3] См.: Там же.
[4]  См.: Зубов А.Б. История религии. Курс лекций. Книга первая. М.: МГИМО-Университет, 2006. 436 с.
[5] См.: Орлова Э.А. Понятие «образ жизни» в контексте изучения социокультурной микродинамики // Обсерватория культуры. 2011. № 2. С. 28-36.
[6] См.: Зубов А.Б. Указ. соч.
[7] См.: Семигин Г.Ю. Идеология  // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В.С. Стёпин.  2-е изд. Т. 1. М.: Мысль, 2010. 744 с.
[8] См.: Ценности культуры и современная эпоха. М.: Наука, 1990. 132 с.
[9] См.: Каган М.С. Морфология искусства. Л.: Искусство, 1972.  440 с.
[10] См.: Спиркин А.Г. Основы философии: Учеб. пособие для вузов. М.: Политиздат, 1988. 592 с.
[11] Флиер А.Я. Очерки теории исторической динамики культуры. М.: Согласие, 2012. 528 с.; Флиер А.Я. Предназначение культуры // Вестник Московского государственного института культуры. 2016. № 3. 24-31.
[12] См.: Malinowski, Bronisław Kasper. The Dynamics of Change. An Inquiry into Race Relations in Africa. New Haven and London: ed. by Phyllis M. Kaberry, 1945 (Малиновский Б. Динамика культурных изменений. Исследование расовых отношений в Африке // Малиновский Б. Избранное: Динамика культуры. М.: РОССПЭН, 2004. 958 с.).


© Флиер А.Я., 2018

Статья поступила в редакцию 17 октября 2017 г.

Флиер Андрей Яковлевич,
доктор философских наук, профессор,
главный научный сотрудник
Российского НИИ культурного
и природного наследия им Д.С. Лихачева.
e-mail: andrey.flier@yandex.ru

 

ISSN 2311-3723

Учредитель:
ООО Издательство «Согласие»

Издатель:
Научная ассоциация
исследователей культуры

№ государственной
регистрации ЭЛ № ФС 77 – 56414 от 11.12.2013

Журнал индексируется:

Выходит 4 раза в год только в электронном виде

 

Номер готовили:

Главный редактор
А.Я. Флиер

Шеф-редактор
Т.В. Глазкова

Руководитель IT-центра
А.В. Лукьянов

 

Наш баннер:

Наш e-mail:
cultschool@gmail.com

 

 

 

Мы в Фейсбуке:

 
 

НАШИ ПАРТНЁРЫ:


Нужен веб-сайт?

 

РУС ENG